?

Log in

No account? Create an account

Кинотеатр «Понрепо»

Однажды в 2009 году я училась в Праге. И почти случайно пересмотрела там всего Тарковского в ретроспективе, которую давали в маленьком кинотеатре «Понрепо». Этот кинотеатр стоит на Бартоломейской улице и работает по необычной системе абонементов, которые необходимо покупать заранее. Эти давние впечатления прошлой ночью взбрыкнули и оформились в стихи.

Кинотеатр «Понрепо»

Дождь визжит. Охлестнув по щиколоткам,
Как распутанные шнурки,
Дождь щекочет пунктирной выкладкой
Правый берег её реки.

И, взъерошенная, опрометчиво,
Как трамвай в поворот на рельсах,
Прага впрыгивает на лестницу
Кинотеатра в Бартоломейской.

Залит холл ледяными искрами
Брызг, захлопнут промокший зонт.
Прага вздрагивает карнизами,
Бегло смотрится в горизонт.

Отразившись в зеркальном блуде
Эхом ста полукруглых сот,
Черепично-красные губы её
Заполняют сквозной пролёт.

Даже строгий старый служитель,
Проверявший абонементы,
Вдруг охвачен желанием жить и –
Забывает про киноленту,

Перешагивает через титры
И выходит к окну, на воздух:
Узких улиц косые ритмы –
Верно понятый им Тарковский.

В седину запускает пальцы
И проводит по волосам.
Дождь, взревев, заливает город
И колотится в Тынский храм.

По набухшей Влтаве идут киты,
Бьют боками о берега,
Об окно, где служитель сличает черты –
Праги и на руках.

ноль три

Март рван и беден, скуп и скор на совпаденья.
И надо ж было очутиться в эту пору
В беззвучной гуще городского сновиденья,
Где фонари до самых ламп завязли в снег.

Да, март простужен, март заразен. Заложило
Туманом месяц, уши, небо, нос, дороги.
Среди панельных зданий ветер стынет в жилах.
Слетелись сны на голубятню. Мир оглох.

Март, где твой брат? Ты своему не сторож брату?
Нелепо мяться у подъезда среди ночи.
Мерцает лампа. Тень троится, как Геката.
Ноль три. Нам выпал неотложный номер - март.

Там, за поворотом, дым

Привет! как ваши дела?:)
Вот какие-то очень странные стихи, уже несколько месяцев лежат, просятся на прогулку.

Там, за поворотом, дым.
Ты не помнишь, о чём кричали
чайки на дальнем причале,
когда мы отчалили?
В этой печали нам было мало прока.
От уголка рта наискосок
– тонкая линия сока.
От виска – в три оборота – завиток.
С завистью я провожала тебя глазами.
Сзади на кромке пристани
ещё виден был мой дом.
Его мысли были со мной.
Мои мысли были не с ним.
Там, за поворотом, дым.

А теперь наш корабль покрыт
патиной тины. Цветы,
никому не известных сортов,
проросли на обломках сосны
корабельной и дали свои плоды.
Под ногами больше не соль воды.
Наши следы тверды. Au revoir,
под ногами теперь тротуар.
Я иду среди каменных зданий.
Ты идёшь среди каменных зданий.
Твоё сердце – тамтам.
Моё сердце – калым.
Там, за поворотом, дым.
Вот конец зимы, не воспетое толком время.
Манкой снег на топлёное масло солнца струится.
И нечуткий чувствует: Бог ставит ногу в стремя
Марта – пришпоривает иноходца весны
Страшно публиковать. Но все же зима

прочесть и забытьCollapse )
Это из старого. Но кто ж мне запретит?:)
Тем более что погода для него уже почти совсем подохдящая.
И ещё оно такое любимое.

Увидеть осень моими глазамиCollapse )

Пражские стихи два

Малостранка

Так в крови моих мыслей и писем…

Мой вишнёвый пан! Ты какими судьбами в Праге?
Едем за город, к старым речным путям.
Нам подходит каждый трамвайный мастер,
Каждый лязглый уличный тарабан.

В этот светлый день во мне поселилось лихо
Кардамонным привкусом перемен.
Город мчался к моим ногам вереницей лифтов
И ловил мои запястья в фалангах стен.

Я нашла сегодня утром в почтовой схранке
Самогаснущую бумагу для папирос.
Это значило: город курился на Малостранке
Серой пылью в чёрных прядях твоих волос.

Пражские стихи раз


Моя пражская леска – нанизанные дни
Дождь и лодки, танцующая брюнетка
Něco se lesklo, город полон воды
Мои тонкие дни – дрожащая леска

Написалось как всегда само собой на железнодорожной станции часа три назад. Даже не знаю, что про них ещё рассказать.)


Read more...Collapse )